Одного из обвиняемых в разрушении казармы в Светлом арестовали за взятку

Главное военное следственное управление Следственного комитета России предъявило обвинение в окончательной редакции фигурантам уголовного дела об обрушении в 2015 году казармы 242-го учебного центра ВДВ в Светлом, жертвами которого стали 24 военнослужащих, а еще 20 пострадали. На ознакомление с материалами расследования у сторон может уйти около года.

Бывшего начальника 242-го центра Олега Пономарева и его защитников на днях вызвали в Москву, где следователь ГВСУ СКР зачитал им краткую фабулу нового обвинения, которое стало окончательным по делу. Из нее следовало, что полковник Пономарев, перед тем как разместить личный состав в только что отремонтированной казарме, должен был фактически выступить в роли строительного эксперта: проверить качество и безопасность проведенных работ, вскрыть закрытые сайдингом стены, чтобы убедиться в надежности скрытой под ним кирпичной кладки, определить, как повлияли новые бетонные стяжки на здание, укрепили конструкцию или, перегрузив, способствовали ее разрушению.

В итоге ГВСУ инкриминировало боевому офицеру Пономареву превышение должностных полномочий, пособничество в злоупотреблении полномочиями, а также нарушение правил безопасности при ведении строительных работ, повлекшее по неосторожности гибель двух и более лиц. Свою вину полковник не признал. Следствие планирует допросить Пономарева в качестве обвиняемого через пару недель, когда он и адвокаты ознакомятся с документом, объем которого составил около 500 страниц и оказался почти в два раза больше первоначального.

Помимо экс-начальника 242-го центра был окончательно обвинен его заместитель по тылу Владислав Пархоменко. Причем этот полковник, в отличие от остальных фигурантов расследования, сейчас содержится в СИЗО Омска. Дело в том, что следствие помимо прочего инкриминировало ему получение взятки в крупном размере.

Защита офицера от комментариев воздерживается, однако знакомые Пархоменко утверждают, что после двух лет расследования трагедии в Омске у обвиняемого, которого отстранили от службы, закончились деньги. Планируя нанять себе нового адвоката, офицер решил занять их у знакомых, в том числе одного строителя. Переговоры полковника, очевидно, прослушивались — во время получения 200 тыс. руб. он был задержан. Суд отправил обвиняемого в СИЗО, поскольку, совершив новое преступление, он нарушил подписку о надлежащем поведении, под которой находился по прежним обвинениям. Следует отметить, что, поскольку расследование уголовного дела было передано в ГВСУ, судебный контроль за ним осуществляется столичным 235-м гарнизонным, а также Московским окружным военным судами — защите каждый раз приходится летать в столицу, пытаясь доказать, что обвиняемый никуда не скроется от следствия. Однако жалобы офицера, считающего, что его подставили сотрудники ФСБ, всякий раз отклоняются.

Здание казармы, установили эксперты, было построено с серьезными дефектами еще в 1975 году. Неквалифицированные ремонтники, выполняя в нем работы, только добавили проблем. В частности, сняли со стен огромный слой штукатурки, который буквально держал разваливавшуюся кирпичную кладку стен, использовали раствор более низкой марки, чем полагалось, неправильно сварили стыки арматур и проч.

За всеми этими работами, считает защита офицеров, должны были следить не полковники ВДВ, ничего не понимающие в стройке, а их подельники — сотрудники федерального казенного предприятия «Управление заказчика капитального строительства Минобороны», Регионального управления заказчика капитального строительства Центрального военного округа, ФГУП «Спецстройинжиниринг при Спецстрое», ГУССТ №9 и СМУ №916. Все они, как полагает уже следствие, по разным причинам на нарушения во время ремонтных работ закрыли глаза.

Ожидается, что примерно через месяц фигуранты дела приступят к ознакомлению с его материалами, составляющими 500 томов. Для этого им, а также потерпевшим придется летать в Москву в основном из Омска, где они проживают. Учитывая, что на чтение им придется потратить около года, многие из обвиняемых и потерпевших, очевидно, откажутся от затянувшейся процедуры. А это, в свою очередь, ускорит передачу материалов расследования в суд, сообщила газета "Коммерсант".